Menu

Бен Аффлек: «Я выбираю фильмы, которые всегда мечтал снять»



Как удалось добиться скорости от медленных старинных машин, почему костюмы пришлось ушивать и как правильно подобрать актеров в свой фильм — Бен Аффлек о «Законе ночи». Мне на самом деле вообще не нравится говорить «мотор!». Мне даже не нравится, когда кто-то другой так говорит. Мне кажется, что, когда кто-то говорит «action!», все начинают притворно действовать, но нам ведь нужно заставить зрителя поверить, а не просто говорить и двигаться, пока за нами следит камера. И вообще это не способствует хорошей актерской игре, потому что такая работа требует расслабления.

О подборе актеров
Я доверяю актерам, даю пространство и время для того, чтобы сыграть роль так, как они ее видят. Даю им шанс выразить себя полностью. Крис Купер и Крис Мессина, Брендан Глисон, Зои Салдана, Эль Фаннинг и Сиенна Миллер — все они привнесли что-то личное в роль, поэтому вышло лучше, чем я представлял себе. Крис Мессина — идеальный пример. Он замечательный актер, он действительно много работает, приходит первым и уходит последним, беспокоится о фильме больше других. Он мой близкий друг, мы с ним постоянно обсуждаем процесс и просто болтаем о кино и о чем угодно. Я люблю людей, с которыми приятно проводить время, которые ответственны, способны думать. Крис — он добрый, целеустремленный и очень творческий.
Сиенна пробовалась в другой фильм, который я снимал много лет назад. Она была великолепна, и я очень хотел когда-нибудь ее снять. Еще я чувствовал солидарность с ней после серии материалов в таблоидах, потому что мне тоже доставалось от желтой прессы. Если Сиенна ассоциируется у нас с образами разбивающихся машин, выстрелов, любовных порывов, то Зои — это настоящая любовь. Она чуткая, заботливая. Это отношения, в которых вы понимаете, что вы оба в чем-то идете на компромисс, дополняете друг друга, уважаете друг друга. Это, если честно, такая более взрослая любовь. И мне очень нравился этот контраст между двумя отношениями и то, как Джо романтизировал свои отношения с Эммой, каким он был безрассудным в ту пору.
«Закон ночи»О юморе
Большинство шуток в фильме придумал Крис Мессина уже во время съемок. И я видел (не потому, что я какой-то гений, а потому, что это было очевидно): то, что делал Крис, работало. Кроме того, для зрителей появление Криса на экране — это своего рода облегчение. Они его уже любят и знают, что сейчас можно будет посмеяться. И мы начали добавлять немного юмора, хотя и не знали, сработает ли. Не хотелось все же потерять серьезности тона. И оно само собой как-то все получилось. Когда актер может вот так привносить что-то новое, брать ответственность на себя и дополнять персонажа, делать его таким, чтобы зритель ожидал его возвращения на экран, — это настоящий подарок.
О костюмах
Костюмы были красивыми и старомодными. Нам даже пришлось делать их немного поменьше, потому что в кадре некоторые из них казались слегка гротескными. Совершенная противоположность современной одежде. Наш художник по костюмам Жаклин Уэст — суперпрофессионал. Она всегда учитывала все мелочи в исследовании эпохи.
Зои Салдана и Бен Аффлек на съемках «Закона ночи»Об эпохе сухого закона
Я знаю, что зрителям нравится эра 1920-х. Я понимаю, что это не современные голливудские блокбастеры — большие, громкие, с дорогими костюмами, техникой, локациями. Не то чтобы я против фильмов о супергероях, но я надеюсь, что аудитория все еще может оценить и другие фильмы.
Об автомобилях 1920-х
Их было сложно водить. Там всего 18 лошадиных сил, но нужно было сделать так, чтобы чувствовалась драма погони с перестрелкой. В итоге мы поставили новые двигатели в машины, и они стали ездить со скоростью 300—400 лошадиных сил. В итоге казалось, что в любой момент ты можешь слететь с дороги. Все машины при этом коллекционные, и вернуть их обратно нужно было в идеальном состоянии.
«Закон ночи»О выборе проектов
Это должно быть то, что интересовало бы меня дольше полутора лет, потому что если тебе становится скучно от своего собственного фильма, то он никому не будет интересен. Как режиссер, я выбираю фильмы, которые всегда мечтал снять: классические, гангстерские, фильмы 1940-х или 1960—1970-х. Я вижу их как современные, даже если для этого приходится менять их язык. Это задача, которую я себе поставил как режиссер.