Menu

Коллин Этвуд: «В России были фантастически красивые костюмы»



У Коллин Этвуд 11 номинаций на премию американской киноакадемии и три «Оскара» («Чикаго», «Мемуары гейши» и «Алиса в Стране чудес»). Пожалуй, это самое известное на сегодняшний день имя в мире кинематографической одежды. Ее фантазия не знает границ, чем уже давно пользуется Тим Бёртон, работающий с Этвуд с 1990 года.
Этвуд в молодости обожала одежду — этот интерес привила бабушка-модница. Другая бабушка умела шить и обучила внучку работе с тканями. «Я взяла от них все самое лучшее», — говорит Этвуд. Но она не сразу оказалась в киноиндустрии.

До середины 1970-х она мечтала о карьере художника, но рождение ребенка вынудило ее искать более денежную работу. Так Этвуд переехала из Сиэтла в Нью-Йорк и устроилась в бутик начинающего модельера Ив Сен Лорана. Она начала шить костюмы для театра и балета — в этой сфере требуется особая сноровка, поскольку одежда должна выдерживать много постановок. Постепенно Этвуд перешла в кино.

Мы разговариваем с ней по телефону перед цифровым релизом фильма «Дом странных детей мисс Перегрин».
— Вы столько лет сотрудничаете с Тимом Бёртоном — наверное, уже понимаете друг друга с полуслова?
— Тим очень любит подкреплять слова жестами — он постоянно машет руками! В итоге у него получается комбинация слов и языка тела, которые дополняют друг друга. Так что да, наше с ним общение весьма доходчивое.
«Эдвард Руки-ножницы»: с этог фильма началось сотрудничество Этвуд и Бёртона— Как вы с ним работаете? Что появляется первым делом?
— В случае с Тимом я сперва читаю сценарий, потом мы с ним встречаемся и обсуждаем персонажей — кто они, как он воспринимает их. Как правило, на первой встрече мы обходимся без эскизов. Иногда я делаю какие-то наброски, когда читаю сценарий, и приношу их ему. Но только после первой встречи я начинаю серьезное исследование, подбираю похожие фотографии и рисунки, чтобы показать ему свои идеи. Времени у нас, как правило, очень немного, поэтому я лишена роскоши нескольких встреч с подробными объяснениями. Параллельно подбираю ткани, делаю эскизы. Потом показываю ему свои идеи и если он одобряет, то мы начинаем шить костюмы. Первую примерку делаем с актером, а на вторую примерку обычно приходит Тим, оставляет какие-то свои пожелания и на этом все — мы в свободном плавании.
— Вы второй раз работаете с Евой Грин после «Мрачных теней». Тогда она играла злую ведьму, а здесь ее героиня, также обладающая магией, оказывается доброй волшебницей. Вы акцентируете положительные или отрицательные стороны персонажа в костюме?
— Конечно, я отталкиваюсь от того, кем она является по сюжету. В «Мисс Перегрин» Ева играет хорошую героиню, но в самом начале зритель не должен быть в этом уверен — этого хотел Тим. Мисс Перегрин — очень сильный персонаж, сильная женщина, настоящая героиня для всех детей. Так что передо мной стояла задача показать в костюме ее силу и одновременно придать ей какие-то птичьи качества (Peregrin в переводе с английского — «сапсан» — прим. ред.) — в конце концов она умеет превращаться в птицу. Поэтому рукава ее пиджака мы отделали перьями. Мне хотелось показать, что она в любой момент может превратить руку в крыло. Кроме того, дом и окружение мисс Перегрин связан с определенным временем в истории. Если на то пошло, она, скорее всего, живет несколько дольше, чем нам кажется. Поэтому я постаралась придать ее костюму нотку викторианской эпохи.
В костюме мисс Перегрин действительно есть перья— В книге, по которой поставлен фильм, много фотографий. Вы как-то опирались на них во время работы?
— Я не копировала одежду с фотографий, разве что костюмы близнецов. Они уж больно хороши. Когда видишь нечто настолько хорошее, то менять это не хочется. У них очень странный и вычурный вид, который нам хотелось сохранить. Остальные костюмы… Мы старались, чтобы они были похожи на описания в книге, но не стремились к повторению фотографий.
— Когда вы создаете костюмы, то знаете уже, как будет выглядеть финальная версия фильма? Ведь после цветокоррекции многие ткани могут выглядеть совсем иначе.
— Да, конечно. Надо сказать, что ткань имеет свойство менять цвет не только после обработки фильма, но и при разных углах съемки. Поэтому у меня есть свои хитрости, которыми я активно пользуюсь. Например, никогда не смешивать очень яркие цвета с очень темными цветами. Или, если фильм мрачноватый, брать ткани с небольшим блеском, чтобы костюм не терялся в темноте. Дизайн костюмов для фильмов, которые снимает Тим, всегда отдельная история. К счастью, Тим всегда советуется со всеми художниками во время пост-продакшна и цветокоррекция выполняется под его чутким руководством. Для него очень важны цвета в фильме.
Близнецы в фильме выглядят так же, как и в книге— Вы работали в том числе и на телевидении. Есть ли разница в костюмах для сериалов и для фильмов?
— На мой взгляд все довольно одинаково, но в случае с телевидением работать приходится гораздо быстрее. Вообще сейчас снимается настолько много качественных сериалов, что разницы в подходах уже нет. Раньше, много лет назад, на телевидении деталям уделяли гораздо меньше внимания.
— Вы следите за модой? Бываете на показах?
— Я не хожу на недели моды — там очень много суеты, а у меня много работы. Мне присылают лукбуки коллекций с примерами материалов. Мне всегда интересно смотреть на моду от кутюр, но еще интереснее узнавать, какие ткани используются. Киноиндустрия, конечно, многое берет от модной индустрии — следит за текстурами, кроем, за новинками.
«Молчание ягнят»— Вы одевали сразу двух Ганнибалов — Брайана Кокса и Энтони Хопкинса. А сериал с Миккельсеном видели?
— Знаете, увы, не видела, но очень хочу посмотреть! Я наслышана, что у Мадса там великолепные костюмы — но он и очень харизматичный актер, с ним наверняка легко работать. Вообще, если подумать, у Ганнибалов уже столько инкарнаций было, что я не представляю даже, как можно было бы одеть нового Ганнибала!
— Некоторые считают, что создавать костюмы для современных фильмов гораздо проще, чем для исторических. Что бы вы ответили таким зрителям?
— Я бы сказала, что это совершенно иной процесс и между прочим, очень непростой. Про современный костюм каждый может высказаться — у всех свои мнения. А вот с историческими проще, потому что большинство ничего не знает о костюмах той или иной эпохи. Поэтому у меня, как у дизайнера, больше свободы. Современные костюмы очень зависят от моды, от героя, от его окружения. Актеры зачастую тоже свои версии предлагают. Вообще люди, которые работают над современными фильмами — невоспетые герои. У них очень сложная работа.
Этвуд одевала Джонни Деппа и Анджелину Джоли в «Туристе»— Какая у вас любимая эпоха?
— О, мне многое нравится, трудно что-то выбрать. Но я никогда не работала с эпохой Тюдоров, а хотелось бы. Мне нравятся испанские картины 16-го века с их яркими и богатыми костюмами. Каждый раз, когда я листаю альбомы с костюмами со всего мира из разных эпох, то поражаюсь их разнообразию и красоте. Вот кстати, в России 18-го и 19-го века были просто фантастически красивые костюмы! А ваш балет! Для вашего балета костюмы создавали величайшие дизайнеры мира, причем их работы до сих пор копируют. Вот с русскими костюмами я бы поработала с большим удовольствием!
Фильм «Дом странных детей мисс Перегрин» уже доступен для домашнего просмотра.