Menu

И свою маму тоже: Мамы режиссеров, которые снялись в фильмах своих сыновей



 

В день 8 марта КиноПоиск вспомнил самые известные примеры, когда режиссеры снимали своих мам в собственных игровых и документальных фильмах.Иногда кажется, что Марти звал свою маму на очередной фильм лишь потому, что она потрясающе готовила. Пирожки, паста, пицца, выпечка и многие другие блюда с национальным колоритом прославили Катрин на весь Голливуд. Актеры ждали ее появления на площадке с особым нетерпением, а съемочная группа не могла дотерпеть до перерыва между сценами. Роберт де Ниро прославлял ее домашнюю пиццу. Харви Кейтель обожал ее печенье. Джо Пеши признавал, что мать Скорсезе готовила лучше, чем его собственная. И все же иногда она еще играла. Давний монтажер Скорсезе Тельма Шунмейкер вспоминала, как Катрин работала на культовой картине «Славные парни»: «Все, что Марти делал, так это ставил свою маму в нужное место и говорил: „Начали“. Это все. Дальше между актерами начиналось действие.

Он никогда не указывал ей. Он просто ставил ее на площадке. Он знал, что она была прекрасным поводом заставить всех импровизировать».«Славные парни». Мама Мартина СкорсезеВ общей сложности Катрин Скорсезе сыграла в шести фильмах сына: «Дело не только в тебе, Мюррей!», «Кто стучится в дверь ко мне?», «Король комедии», «Славные парни», «Мыс страха», «Казино». Все ее роли были эпизодическими, и во всех перевоплощениях она сумела оставаться немного собой — взбалмошной, деятельной и очень заботливой.Андрей Тарковский и Мария Ивановна Вишнякова: 1 фильм«Зеркалу» было суждено стать самой личной работой Андрея Тарковского. На ней учатся во всех киношколах мира, а мэтры современности — от Ларса фон Триера до Алехандро Гонсалеса Иньярриту — цитируют ее в своих фильмах. Но изначально замысел фильма был другим. Он должен был называться «Белый, белый день» и включать в себя интервью, которое режиссер берет у матери. Сегодня тот сценарий доступен всем любопытным, и он безжалостен: «Вы умеете играть на каком-нибудь музыкальном инструменте? И никогда не учились? А петь? А в молодости? Вы любите животных? Каких именно? Собак, кошек или лошадей?»Мария Вишнякова в финале «Зеркала»Именно из-за этических соображений «Белый, белый день» отказался снимать оператор Вадим Юсов, от жанра «допрос» Тарковского отговаривали друзья, а сам он в 1968 году замечал: «Грубо говоря, мне совершенно неинтересно, что будет говорить мать. Мне интересно, как она себя будет вести в этой беседе».
Впрочем, все-таки Тарковский прислушался. Совершенно иное отношение к матери зритель почувствует в финальной версии «Зеркала». Мария Ивановна Вишнякова промелькнет в картине, но промелькнет без текста. Ее быстрая походка, тугая осанка и стянутый пучок седых волос скажут больше любых слов. Исповедь матери уступит перед исповедью режиссера, а на экране возникнет старая женщина, о которой когда-то ее муж, поэт Арсений Тарковский, писал:«Зеркало». Сон с матерью Андрея ТарковскогоНет имени блаженнее: Мария, —
Оно поет в волнах Архипелага,
Оно звенит, как парус напряженный
Семи рожденных небом островов.
Молодость прошла, а «парус напряженный» остался на пленке навсегда.Турецкий мастер семейной драмы Нури Джейлан регулярно снимает в фильмах родных (от двоюродного брата до родителей), отводя им роли, близкие к тем, которые раздала сама жизнь. Отец играет отцов, жена — жен, а Фатима Джейлан приходится мамой сразу нескольким героям в картинах сына, являясь в мимолетных эпизодах их ангелом-хранителем. В «Поселке» она кормит «философов» — чистит картошку у костра, пока мужчины рассуждают о родине и цивилизации. В «Отчуждении» напоминает о себе накануне операции и, медленно переступая по коридору, убеждает сына Махмута бросить курить. Во «Временах года» штопает брюки Исе и уговаривает того завести детей. Ее никогда не бывает много. Она никогда ни на что не претендует, кроме того чтобы быть где-то неподалеку и тихонько любить. Среди других работ с ее участием — «Кокон» и «Майские облака».«Отчуждение». Мама Нури Бильге ДжейланаВ одном из интервью Нури Джейлан сказал: «На самом деле я очень рад работать со своей семьей, поскольку всегда чувствовал себя виноватым за то, что не могу уделять им много времени. Работая вместе, мы находимся рядом и переживаем множество счастливых моментов. Но еще я считаю их хорошими актерами. Они не придают съемкам большого значения. Ведь если актер слишком много думает об успехе картины или о своем собственном успехе, то это его отвлекает. Но, если вы не обращаете внимания на подобные вещи, вы становитесь естественным».
Что ж, в вопросах правдоподобия Джейлану практически нет равных.Ксавье Долан и Женевьев Долан: 1 фильмУвидев название автобиографического фильма Ксавье Долана «Я убил свою маму», поначалу можно испугаться. Не стоит. С мамой канадского вундеркинда все в порядке, а вот отношения их были, мягко говоря, не лучшими. В своем фильме, сценарий которого Долан написал в 16 лет, нашел отражение извечный конфликт поколений. Самый любимый человек вдруг отдаляется, непонимание разрастается в пропасть, короткие вспышки нежности сменяются потоками ненависти и какой-то животной ярости. Несчастны все. Победителей нет.«Я убил свою маму». Ксавье Долан с мамойВ этой драме главную роль, гомосексуалиста Юбера, исполнил сам режиссер, а его маму сыграла Энн Дорваль, впоследствии ставшая талисманом Долана. Впрочем, дебютанту было важно рассказать именно о своей матери, об их личной коллизии, а потому венчает фильм настоящая семейная хроника. В ней молодая Женевьев счастлива со своим сыном на берегу моря. В чуть ускоренном темпе они бегают по пустынному пляжу, дурачатся и не подозревают, что будущее однажды вырвет их из рук друг друга.Комедиограф Роб Райнер подарил своей матери эпизодическую роль в одном из самых смешных эпизодов в комедии «Когда Гарри встретил Салли». Речь о знаменитой сцене «очень публичного оргазма», в которой Салли (Мег Райан) доказывает Гарри (Билли Кристал), что любая женщина — прирожденная актриса в постели, и мужчине не дано знать, когда его партнерша имитирует. Прямо в кафе и на глазах у изумленных посетителей Салли начинает издавать характерные (и очень убедительные!) звуки, стонать и извиваться. Здесь-то и появляется мама режиссера. Она сидит за дальним столиком и потрясенно наблюдает за «оргазмом» Салли. А потом, обращаясь к официанту, произносит фразу, которая вошла в историю кино: «Мне то же, что и ей».Эстелл Райнер, мама Роба РайнераРоб Райнер вспоминал, что мама с радостью согласилась сняться в сцене. Просто потому, что хотела хорошо провести время и повидаться с сыном. Кто же знал, что ее единственная фраза однажды войдет в топ-100 киноцитат по версии Американского института кинематографии.Сара Полли и Дайана Полли: 1 фильмВ документально-игровом фильме «Истории, которые мы рассказываем» известная актриса и начинающий режиссер Сара Полли пытается воссоздать портрет своей матери Дайаны. Когда та умерла, девочке было 11 лет, и образ матери навсегда остался в дымке, в тайне. Его и пытается разгадать дотошная Полли, интервьюируя членов семьи и рисуя в воображении портрет, по сути, незнакомой женщины.Сара Полли дает указания актрисе, играющей ее матьНо штрихи разлетаются. Что-то главное ускользает. И если общие слова спикеров совпадают («веселая», «радостная», «заботливая»), то по мере погружения в детали воспоминания близких начинают расходиться. Словно речь идет о разных личностях. И эти личности знать друг друга не знают. Впрочем, Полли не отчаялась и придумала великолепное художественное решение.
Зритель увидит, как в хроникальные кадры вдруг зайдет режиссер и начнет давать какие-то указания актрисе, играющей ее мать, а затем девочке, играющей ее саму в детстве. Правда окажется вопросом личного выбора, а не памяти. И даже образ матери не исключение.Независимый режиссер Трей Эдвард Шульц находится в том заветном состоянии, когда он уже многое умеет (учился у самого Терренса Малика!), но индустрия кино еще не сожрала его искренность и прекрасную наивность. В полнометражном дебюте «Криша», собравшем целый букет инди-премий, Шульц крепко-накрепко сплел правду и вымысел. В основу картины легла личная драма режиссера, а все роли под собственными именами исполнили его друзья и члены семьи (девушка, тетя, бабушка и мама).«Криша». Робин Фэйрчайлд, мама режиссера Трея Эдварда ШульцаИнтересно, что мама Шульца сыграла его тетю, а тетя — маму. Но, когда эти две женщины выясняют отношения тет-а-тет, они ничуть не лгут перед камерой. Придерживаясь строгого диалога, настоящий разговор они ведут глазами, и зрителю он недоступен. Это сочетание игрового и документального, пронизывающее «Кришу», является едва ли не самым ценным достижением дебютанта. Мама Шульца, Робин Фэйрчайлд, исполняет роль хозяйки дома и, нужно признать, справляется блестяще. В одном из интервью режиссер сказал о ней: «Я думаю, что моя мама удивительная. Вы знаете, она в жизни врач-терапевт. И эта роль была как взрыв. Она тут заявила: „Когда мне будет пора заводить агента? Я хочу играть еще!“ И это так забавно».Джонатан Кауэтт и Рени ЛеБланк: 1 фильмБюджет картины никому не известного Джонатана Кауэтта, подрабатывавшего официантом на званых обедах, составил всего 218 долларов. И ни любительский подход, ни социальный статус режиссера не помешали радикальному фильму встряхнуть Канны и «Сандэнс». Продюсерами фильма выступили такие мастодонты, как Джон Кэмерон Митчелл и Гас Ван Сент, фестивали принимали его на ура, так что после всех рукоплесканий званые обеды уже пришлось давать в честь молодого автора.«Проклятие». Мама режиссера Джонатана КауэттаЭта лента стала уникальной историей самонаблюдения длиною в четверть века. Мать режиссера еще в юности положили в психбольницу с ошибочным диагнозом «шизофрения», где в результате «эффективного» лечения электрошоком она задержалась на всю жизнь. Ее место в жизни подростка занял Хьюстон 1980-х, окунув его во все свои пороки.
Тем не менее режиссер выжил, пройдя через ад, а его камера стала хладнокровной и жесткой как по отношению к себе, так и к родным. Например, Кауэтт включает в «Проклятие» непрерывную пятиминутную сцену безумия собственной матери — напевающей считалочку, неуместно смеющейся, не различающей ни сына, ни камеру в его руках. «Это не столько эксплуатация состояния моей матери, — пояснял режиссер в интервью, опубликованном в журнале «След» в 2006 году, — сколько способ показать сложную болезнь и при случае заставить зрителя задуматься над системой здравоохранения в Соединенных Штатах, которая в большей мере несет ответственность за то, что случилось с Рене. Меня бесит, что подобное могли допустить. В остальном я считаю этот фильм объяснением в любви к моей матери».Шанталь Акерман и Наталия Акерман: 2 фильмаБельгийский экспериментатор Шанталь Акерман вошла в историю кино авангардным фильмом «Жанна Дильман, набережная Коммерции, 23, Брюссель 1080», изменившим представление о длительности в кино (ее героиня могла чистить картошку в кадре в течение 10 минут — без единой монтажной склейки). За всю жизнь режиссер никогда не теряла духовной связи с матерью, безумно любила ее, а переехав на несколько лет в США, поддерживала отношения через письма. Именно эти бельгийские приветы стали камертоном документальной картины 1977 года «Вести из дома». Мамы на экране не будет (слишком далеко), но голос дочери зачитает теплые материнские послания на фоне туманных небоскребов или снующих пассажиров нью-йоркской подземки. Так каждый эмигрант присваивает чужой город — через внутренний монолог.«НЕдомашнее кино». Мама Шанталь АкерманА спустя 33 года Шанталь Акерман представила фильм-посвящение матери «НЕдомашнее кино». В нем собраны разговоры с ней — бывшей узницей Освенцима и самым близким человеком на свете. Они о важном и о бытовом, они разворачиваются на бельгийской кухне и по скайпу. «Скажи, почему ты меня снимаешь?» — спрашивает мама с экрана компьютера, и дочь, не прерывая съемки, отвечает: «Потому что я хочу показать, что в мире больше нет дистанции. Ты — в Брюсселе, я — в Оклахоме, и дистанции не существует».
Через несколько месяцев после выхода этой картины и после смерти пожилой матери Шанталь Акерман покончила с собой. Ей было 65 лет.За 60-летнюю карьеру в кино и на телевидении актриса Джина Роулендс примерила на себя столько женских судеб, что по ним можно изучать эпохи. Однако самые важные роли она сыграла в фильмах мужа, Джона Кассаветиса. «Женщина под влиянием», «Лица», «Глория» и другие — всего десять картин, в которых Джина блистала как нигде и никогда. Характеры ее героинь разнятся, вот только ни одну из них не назовешь тихой или флегматичной. Кассаветис видел в прекрасной Джине кубарь эмоций и нередко доводил его на экране до взрыва, до истерики, до безумия.«Дневник памяти». Справа — мать Ника Кассаветиса, Джина РоулендсС тех пор прошло много лет, и взрослые дети Роулендс, Ник и Зои Кассаветис, сняли ее в собственных фильмах. В новом амплуа бурная молодость переплавилась в опыт, платья сменились на строгие пиджаки, а в голосе появились нотки назидания. Роулендс играет мать, не знающую, куда подевать свою любовь к выросшим детям («Отцепись от звезд»), играет (ту самую!) Элли, нашедшую любовь и умиротворение перед смертью («Дневник памяти»), играет прагматичную мамашу с бокалом белого или красного вина («Любовь со словарем»). И в 60 лет великая актриса предстает настоящей женщиной, всегда изящной и очаровательной.Педро Альмодовар снял маму в четырех фильмах, неизменно давая ей роли довольно комичных эпизодических персонажей. В драме «За что мне это?» Франсиска Кабальеро оказывается говорливой пациенткой, ожидающей своей очереди на прием к стоматологу. В «Женщинах на грани нервного срыва» появляется лишь на экране телевизора, зачитывая с листа криминальную хронику. В фильме «Свяжи меня» участвует в танцевальном номере, переставляя ножки и напевая «ляля-ляля-ляля». При этом Альмодовар, в сущности, не вовлекает маму в мир своих кинематографических страстей, не включает в сюжетные перипетии, оставляя для нее камео.«Кика». Франсиска Кабальеро берет интервью у писателя НиколасаИ лишь «Кика» — последняя картина Альмодовара, в которой снялась мама — стоит особняком. В «Кике» старенькая Франсиска (дона Пакита) ведет телепередачу, проводя интервью со знаменитым американским писателем. Ее слова в адрес гостя вписаны в сюжетную линию, но в то же время абсолютно пронзительны, так как избавлены от лукавства роли: «Я тоже вдова, и вы представить себе не можете, как я страдаю от одиночества. Темные дни, бессонные ночи… Мой сын, который руководит этой программой, предложил мне вести ее. Теперь я наслаждаюсь его обществом, ведь у него нет времени проведывать меня». И каждое ее слово — чистая правда до конца.